«Сплин» спел как в последний день Помпеи

Фoтo прeдoстaвлeнo прeсс-службoй группы

Пeрeд вxoдoм нa плoщaдку выстрoилaсь гигaнтскaя oчeрeдь. Для пoклoнникoв пoдгoтoвили особую программу — «The Best», составленную из хитов с самых разных альбомов «Сплина» и композиций, которые лидер группы не часто исполняет на выступлениях. В отличие от многих других команд, бесконечно и неизменно повторяющих все свои нетленки (потому что публика не так легко принимает новые опусы, долго привыкает к ним и требует шлягеров), Васильев, уважая своих слушателей, все же никогда не идет у них на поводу. Он может долгое время, например, не давать больших концертов в крупных городах, устраивая теплые камерные вечера в провинциальных ДК, составлять сет-лист из тех песен, которые соответствуют его настроению на данный момент.

В этом прелесть: каждое шоу получается непохожим на предыдущее, и сам артист, кажется, меняется, как хамелеон, хотя остается узнаваемым и держит единый вектор движения. За последние годы Александр создал несколько мощных пластинок, которые, пожалуй, можно назвать самыми зрелыми и глубокими во всей его дискографии. Сначала он удивил критиков и слушателей альбомом «Резонанс» в двух частях, а в 2016-м — «Ключом к шифру». Треки с этого диска можно слушать по нескольку раз, все время открывая в них что-то новое. Причем при первом прослушивании может показаться, что в них нет общей линии, но задачей автора было как раз показать многогранность жизни в XXI веке, поэтому он сравнил ее с мозаикой или лоскутным одеялом. В них много философского и одновременно бытового, мелодии и фразы в некоторых песнях звучат, как мантры, а где-то, наоборот, — динамично развиваются.

Фото предоставлено пресс-службой группы

Разумеется, без композиций с «Ключа к шифру» (таких, как «Окраины» и одной из самых важных на пластинке «Храм») не обошлось. А дальше музыкант пошел по песням, как по вехам всей своей славной истории, как будто соединяя разные творческие и жизненные эпохи. «Пой мне еще» и «Феллини» с «25-го кадра», «Лепесток» из «Раздвоения личности», «Выхода нет» и «Орбит без сахара» со знаменитого «Гранатового альбома», «Романс» из «Черновиков» — в каждом хите своя история, и у каждого поклонника с ними свои воспоминания. Образность, яркость, где-то мифологичность в них сочетаются с сильными сюжетными линиями, которые могли бы превратиться не просто в клипы, а в полноценные фильмы. При этом песни Васильева всегда резонируют со временем, с тем, что происходит не только внутри него самого, но и вокруг. Он наблюдатель, который всегда смотрит по сторонам, анализирует то, что видит, перенося это на полотно композиций.

Александр заслуженно считается одним из самых мощных текстовиков в русском роке. Хотя фанаты на прошедшем концерте могли радостно поплясать под опусы вроде «Гандбола» и «Мое сердце остановилось», главный герой вечера заставил публику и задуматься, сделав лейтмотивом всего музыкального действия стихотворение «Последний день Помпеи». Оно состоит из нескольких частей, которые он превратил в вставки между разными песнями. В нем сначала рассказывается, как радостный экскурсовод проводит экскурсию гостям города, затем — мэр сообщает его жителям, что скоро проснется Везувий, а в финале археолог рассказывает «журналистам, коллегам и своей дорогой теще» о том, что удалось откопать в Помпеях, когда-то погибших под лавой. Васильев сработал на контрастах.

Фото предоставлено пресс-службой группы

После слов мэра о надвигающейся гибели запел беззаботную на первый взгляд «Мы сидели и курили». От мыслей о том, как незаметно может приблизиться катастрофа, от аллюзий, возникающих с нашим непростым временем, холодок мог пробежать по коже. Эффект от связи текстов артиста с современными реалиями усилился, когда Александр с небольшой прелюдии «Черная «Волга» как будто стоит у подъезда» начал исполнять свою одноименную «Черную «Волгу», образ которой у людей, знающих историю Советского Союза, вызывает вполне конкретные ассоциации. В очередной раз Васильеву удалось задеть живой нерв, поймать за хвост жар-птицу времени, попав точно в цель.