Почему ФИФА закрывает глаза на нарушения своего устава

фoтo: ru.wikipedia.org

Ктo рукoвoдил Фeдeрaциeй футбoлa Узбeкистaнa (ФФУ) нaчинaя с 1991 гoдa? Прaктичeски всe прeзидeнты были гoсудaрствeнными чинoвникaми. Пoвтoряю: прoблeмa нoсит систeмный xaрaктeр. Тoлькo в Aзиaтскoй кoнфeдeрaции стрaн с тaкими вoт гoсчинoвникaми-сoвмeститeлями свышe 10. Нo глaвный нeгaтивный пoсыл исxoдит oт Мeждунaрoднoй фeдeрaции футбoлa (ФИФA), кoтoрaя в пoслeдниe гoды дeмoнстрaтивнo зaкрывaeт глaзa нa мнoгиe нaрушeния, нe сoблюдaeт устaв и пoзвoляeт вoльнoсти нaциoнaльным aссoциaциям.

Слoвo «выбoры» приxoдится брaть в кaвычки: нe футбoльнaя oбщeствeннoсть выбирaeт лучшeгo из претендентов, а государство. Нередко – его глава, двигающий по своему разумению фигурки из близкого круга: кому-то «черную метку» отправит, кого-то поощрит. Политические расклады – темное царство, мало кому ведомо, какие реальные цели преследует то или иное перемещение. Профессиональные качества зачастую вообще никакого значения не имеют, и на примере футбола это очень хорошо видно. Ещё раз скажу: так почти во всём бывшем СССР. Вот и в ФФУ говорить о принципах демократии и коллегиальности точно не приходится.

Демократия и гласность – важнейшие драйверы эффективной работы. Именно на этих принципах строят свою деятельность все без исключения развитые футбольные страны. Обсуждение той или иной проблемы начинается в рабочих группах, потом дискуссии перетекают в профильные комитеты и только после этого выносятся на суд исполкома. Голос президента равен единице, никак не больше.

А что происходило в последние годы в ФФУ? Все кадровые назначения – в том числе и назначение главного тренера национальной сборной – осуществляет лично президент федерации. Тренерский совет, который вроде бы должен предлагать и оценивать критерии выбора, и к мнению которого президент обязан прислушиваться, отсутствует как класс. При этом ответственность за слабые спортивные результаты несет не лично президент, а как раз специалисты. Достаточно вспомнить беспрецедентный для мировой футбольной практики пример, когда в случае непопадания национальной сборной Узбекистана в финальную часть чемпионата мира в 2018 году решением исполкома ФФУ планировалось пожизненно отстранить от футбола лучшего отечественного специалиста в области подготовки тренерских кадров профессора Рустама Акрамова. Если бы Акрамов написал заявления в Комитеты по этике ФИФА и АФК (Азиатской футбольной конфедерации), санкции с их стороны были бы более чем серьезными. Но делать этого он не стал…

Работа практически всех комитетов, которая носит декларативный характер. Например, финансовая деятельность ФФУ полностью засекречена – даже сами члены федерации толком про бюджет и статьи его расходования ничего не знают.

Серьезные вопросы вызывает деятельность большинства юрисдикционных органов – например, Палаты по разрешению споров, которая должна на паритетной основе состоять из представителей клубов и игроков. Фактически «мертв» Комитет по переходам и статусу игроков: в Узбекистане нет ни профсоюза футболистов, ни профсоюза тренеров, которые являлись бы членами международной федерации (ФИФПРО). Соответственно, интересы футболистов и тренеров – основных субъектов футбола – ФФУ полностью игнорируются, тем более что их

представителей нет и в исполкоме. Эти самые «субъекты» фактически бесправны, а хозяева клубов, пользуясь их слабостью, легко нарушают договорные обязательства. Ведь обратиться жертвам произвола некуда.

Что в Узбекистане, что в России клубы содержатся за счет средств госкомпаний и региональных бюджетов. В России, например, государство ежегодно тратит на содержание клубов порядка миллиарда евро, причем большая часть этих бешеных денег уходит на зарплаты и трансферы игроков и тренеров. Это одна сторона вопроса. А вот другая: все 16 клубов РФПЛ, как показывает анализ, не зарабатывают и 4% от вложенных в них государством средств. То есть народные деньги не являются инвестициями, они безвозвратно улетают в «черную дыру».

Узбекские профессиональные клубы тратят примерно в 12 раз меньше, чем российские: их совокупный бюджет составляет около 70 миллионов евро, а «отбивают» они не более 2% от этой суммы. То есть о статье «доходы» даже говорить не стоит. Почему? Фиксируйте просто в порядке перечисления: а) болельщик как экономический фактор футбольной отраслью не рассматривается в принципе, хотя в отдельных областях посещаемость стадионов неплохая; б) индекс медийности футбола равен нулю – отчислений за право телетрансляций матчей чемпионата Узбекистана клубы не получают вообще; в) у частного бизнеса интереса к футболу нет, потому что в нем доминирует государство, которое «доить» на порядок проще; г) уровень менеджмента, мягко говоря, оставляют желать лучшего – ни ФФУ, ни лиги, ни образовательные учреждения так и не разработали современную программу обучения футбольных менеджеров, квалифицированных спортивных и футбольных юристов не готовит ни одно высшее учебное заведение.

Приходится констатировать, что профессиональный футбол в Узбекистане находится в фазе кризиса: лиги не развиваются, клубы работают без изначально четко сформулированных целей и задач, демонстрируют катастрофический разрыв между доходами и расходами и вынуждены ежегодно обращаться за финансовой помощью к государству, не решая при этом основной задачи – подготовки конкурентоспособных игроков.

Понятно, что ФФУ необходим единый национальный центр футбола, который должен соответствовать всем современным стандартам. Там должно быть порядка 8-10 полноразмерных полей, восстановительный центр, центр подготовки специалистов, гостиничный комплекс – это только основные параметры.

И ещё одна общая для России и Узбекистана проблема. Не секрет, что в советское время уровень научно-методического обеспечения спорта в целом и футбола в частности считался одним из лучших в мире. После развала СССР практически все федерации долгое время жили на старом багаже, о подготовке специалистов никто и не думал. В России, например, практически перестали выпускать научно-методическую литературу – просто потому, что в стране не осталось ученых, занятых в области теории и методики футбола. РФС выделяет на подготовку специалистов 0,02% от общего бюджета – даже думать не хочется, как и на что такие «средства» могут быть потрачены.

Да, в Узбекистане, стоит признать, вопросам подготовки тренеров внимания уделялось больше, чем в «среднем по больнице»: ни одна федерация стран бывшего СССР в этом плане с нами не сравнится. Большой вклад в подготовку специалистов внес известный специалист в области теории и методики футбола профессор Марк Годик – кстати, уроженец Узбекистана. Его помощь в подготовке профессиональных кадров просто неоценима, такого количества специалистов с учеными степенями не имеет ни одна федерация в СНГ. Профессор Акрамов, заслуженный тренер Узбекистана, закончивший аспирантуру в лаборатории футбола ВНИИФК, Аскар Талибджанов, Шамиль Исеев, Рахмон Нуримов и многие другие – все они профессионалы очень высокой квалификации. Но нынешний президент ФФУ, к

сожалению, не продолжил эту традицию. Более того, финансирование подготовки тренеров в последние годы осуществляется по остаточному принципу.

Узбекистан идет по следам России: инвестиций в обучение нет, научно-методические пособия умерли как жанр, «гонцов» на международные конференции по подготовке тренеров федерация не отправляет, специалистам с мировой квалификацией федерация платит сущие копейки, уничтожая какую-либо мотивацию. Узбекский футбол, к сожалению, отстал от современных тенденций. Именно в этой связи, например, федерацию покинул профессор Акрамов, а многие ученые переключились на административную работу. Кто-то и вовсе уехал из страны…

Узбекский футбол всегда имел свое лицо. Можно вспомнить, что его представители регулярно играли за сборные СССР, добиваясь этого права в условиях жесточайшей конкуренции. Да, постсоветский период тоже подарил нам немало ярких футболистов, но они все же значительно уступали таким великим мастерам, как Геннадий Красницкий, Юрий Пшеничников, Берадор Абдураимов, Владимир Федоров, Михаил Ан, Василис Хадзипанагис. Приходится повторить: в немалой степени причиной отсутствия результатов на уровне национальных сборных является именно эффективность работы ФФУ в лигах и клубах. Никакой иностранный тренер, какие гонорары ему ни предложи, не обеспечит результат, если не изменится система организации и управления футболом. На отдельные успехи рассчитывать, конечно, можно, но они в любом случае будут носить локальный, а не системный характер.

Со своей стороны могу сказать, что готов оказать делу развития узбекского футбола любую возможную помощь, сделать все, что в моих силах. Узбекистан – моя родина, я здесь родился, вырос, получил образование, моими наставниками и учителями были не только мои близкие родственники – Рустам Акрамов и Эльмар Аминов, но и легенда узбекского футбола Геннадий Красницкий, с которым мне довелось несколько лет работать в джизакской «Звезде». Но повторю еще раз: любые конструктивные действия будут эффективными только тогда, когда общество и руководство страны сформируют реальный запрос на изменения. Вот что нужно четко понимать.