МОК в горле: российским атлетам рассказали правила поведения в Пхёнчхане

фoтo: AP

Трeбoвaния к фoрмe спoртсмeнoв нaстoлькo сурoвы, чтo ee ужe нeoднoкрaтнo пришлoсь пeрeдeлaть.

Eщe нельзя не только самому принести, но и принять от болельщиков что-то напоминающее национальную атрибутику. Болельщикам можно все, но флаг не должен превышать длину два метра и один метр в ширину, правда, не только российский — это правило для всех.

Когда схлынут эмоции сегодняшних событий — а будет это не очень скоро, — останутся олимпийские цифры. В Сочи-2014 был установлен рекорд: 88 стран, 2800 участников. В Корее этот рекорд будет перекрыт: ждут 3000 спортсменов, 95 стран. Американцы, например, тоже превзойдут себя: 242 олимпийца, столько еще не было; они будут бороться во всех 15 дисциплинах и, как они подсчитали без посторонней помощи, за 97 комплектов наград из 102.

На Матче всех звезд НХЛ наш Илья Брызгалов, который выступал там в роли корреспондента, спросил канадскую звезду Сидни Кросби, сколько будет 2+2х2. Кросби сказал: 8. Брызгалов уточнил: 6, потому что надо начинать с умножения. Это я не к тому, что американцы неправильно считают свои медали. А к тому, что вообще нельзя вести олимпийский счет заранее. Даже если в твоей команде антирекордное количество участников: 169 на данный момент. Олимпийский счет не живет по строгим законам математики, тут ошибиться еще сложнее. Каждый из наших будет бороться отчаянно.

Прибавится ли к 169 спортсменам еще кто-то после озвученного решения Спортивного арбитражного суда? (Он завершил рассмотрение апелляций 39 российских спортсменов, отстраненных МОК от участия в Олимпийских играх за нарушение антидопинговых правил в Сочи.) Начнем узнавать с 30 января. Кто-то из чиновников выражал надежду, что команда может пополниться оправданными (если таковые будут). Хорошо бы. Но вряд ли МОК отправит собственноручно наказанным приглашение. Скорее подаст свою апелляцию. Эта гениально придуманная издевательская задумка с приглашением на Игры фактически перекрывает нашим спортсменам пути к возвращению. Потому что время идет, а открытие Игр ради OAR никто переносить не собирается.

Вновь отстраненные из списка «111» (те, кого не обвинили, но и не пригласили) тоже подают апелляции в суд. Спортивный арбитражный суд, точнее, его выездной филиал, как и в Рио-2016, будет работать и в Пхёнчхане.

Сегодня много говорится о том, что у нас планомерно убирают сильнейших. Как иначе трактовать то, что происходит: «Недопуск не означает нарушение антидопинговых правил», — это тоже заявлял МОК. Казалось бы, объяснение лежит на поверхности: наказывают всех участников Сочи и лидеров.

Но даже это предположение не объясняет логику наказаний. Запретить выступление Ану — и не тронуть Вика Уайлда, дважды золотого в Сочи! До попадания в сборную России медали Вик не завоевывал. Почему из фигуристов попал в список тот же Иван Букин: в Сочи не был, медалей нет, формально даже не первый номер, большая карьера только начинается. И не тронули олимпийскую чемпионку в командном турнире Екатерину Боброву, которая как раз опасалась, что ей вспомнят историю с мельдонием?

Лично я не могу отделаться от чувства, что, просматривая метры документов, сталкиваясь еще и с трудностями перевода, члены комиссии любое сомнение по поводу проб (или частое упоминание фамилии в переписках) с европейским педантизмом трактуют в пользу наказания. Режут по живому. И режут по живым.

Мы очень рады за каждого из допущенных. Нам очень больно за каждого из потерянных. Теряем не только мы — олимпийское движение тоже. Но «олимпийская семья» — сложное теперь для нас словосочетание. На сегодня потерянное.

Несколько лидеров обратились с открытыми письмами в МОК. Ответ пришел Виктору Ану. Такой — на добивание. «Для защиты прав вовлеченных лиц МОК не может комментировать какие-либо отдельные случаи». Отдельных слов для шестикратного чемпиона Игр верхушка Олимпийского комитета не нашла.

…А вот я рада за Вольфганга Пихлера. Настрадался он — сначала работая у нас, будучи под постоянным прессингом со всех сторон. Потом — за нас, уже не работая в России. Ему, тренеру биатлонной сборной Швеции, даже запретили ехать в Корею на Олимпийские игры: в Сочи был с нашими спортсменками, пожизненно дисквалифицированными. Но МОК, оказывается, умеет передумывать. И Швеция нынче радуется: МОК изменил условия, и некоторые тренеры, теперь не работающие в России, могут получить аккредитацию. Пихлер ее получил.