Mgzavrebi: грузины разрушили в Москве «четвертую стену»

Фoтo: Мaринa Кaрпий.

Лeтoм мeгaпoлис прeврaщaeтся в oдин бoльшoй oпeн-эйр для тex, ктo не отправился на отдых, а таких, судя по активности горожан, множество. Многочисленные парки, дворы клубов и арт-пространств становятся идеальными площадками для выступлений. Одну из таких открытых площадок и выбрали задорные грузинские музыканты. Перед сценой, в вип-зоне и на балконе собралось невероятное количество народа, пришедшего поплясать и попеть вместе с любимцами. Здесь к этой группе относятся с особым трепетом: широкой публике о ней стало известно в 2013 году благодаря Евгению Гришковцу, по сути, поведавшему о коллективе российскому миру меломанов. Тогда же вышел их совместный альбом «Ждать жить ждать», и летом состоялся первый концерт в Москве, о чем солист Гиги Дедаламазишвили с радостью вспомнил и сейчас, поблагодарив Гришковца за все, что он сделал для Mgzavrebi.

История, конечно, началась еще задолго до Евгения. В прошлом году группа отметила десятилетие и выпустила пластинку «Iasamani». Тогда, пользуясь случаем и визитом Гиги в Москву, «MegaБит» поговорил с ним о творческих коллаборациях, интересных тенденциях и непосредственно о свежей работе. До нее было выпущено еще пять   — «Me movigone» (2008), «Meore albomi» (2011), уже упомянутый «Ждать жить ждать», «Мгзаврули» (2014) и «In Vino Veritas» (2014). «Все наши альбомы разные, не люблю, когда говорят, что они одинаковые,   — улыбался Гиги со сцены во время прошедшего концерта,   — и вообще дайте я встану к вам поближе, а то что это за четвертая стена по системе Станиславского? Мне хочется, чтобы вы тоже со мной общались!» Поклонники только этого и ждали   — заверещали от восторга и стали дружно подпевать солисту. Иногда у них получалось делать это даже на его родном языке: большая часть песен Mgzavrebi сочинена на грузинском, но есть и русскоязычные, ставшие хитами: «Потому что я верю в чудеса», «Прорвемся», «Просыпается заря» (в народе больше известная как «Лодочка»   — ее исполнили на этот раз в самом финале) и др. Артист не лукавя признается, что пишет о том, что чувствует, что происходит в его жизни, и такое творчество подкупает своей искренностью, добротой, простотой. Играя с гармониями, ритмами, аранжировками, исполнители никогда не оригинальничают ради оригинальности   — каждая мелодическая краска, каждый звук органичны, создают общую атмосферу. Большинство композиций группы легкие, жизнеутверждающие, солнечные. Даже в печальных лирических балладах слышится светлая грусть, так что на выступления коллектива люди приходят за теплом, радостью и улыбками и всегда получают щедрую порцию положительных эмоций.

Возможно, секрет успеха музыкантов как раз в том, что они не обременяют слушателей грузом депрессивных переживаний и рефлексии в и так непростое время. Они и сами шли по творческому пути легко — не выстраивали хитрой стратегии по завоеванию мира, а просто делали то, к чему лежит душа. В   интервью Гиги говорил, что в какой-то период стеснялся петь, но его, видя потенциал, подтолкнули к этому сестра и мама; вспоминал свой первый камерный концерт, на котором собрались человек сорок. Потом все закрутилось само собой, через год-полтора группу стали звать на радиоэфиры, телепередачи. Поклонники до сих пор с особым восторгом вспоминают первое (не единственное) выступление Mgzavrebi на фестивале «Дикая мята», когда, кажется, все гигантское поле людей перед сценой испытало коллективный катарсис. Эти ребята   — всегда узнаваемые и всегда разные, что еще раз подтвердило прошедшее выступление. Их концерты как цвета радуги   — никогда не знаешь, какой будет преобладать на очередном шоу.