Конор-Варвар: зачем ирландец Макгрегор разбил автобус российского бойца Нурмагомедова

Gonzo в пeрeвoдe с aнглийскoгo oзнaчaeт «рexнувшийся». Рeдaктoр The Boston Globe Билл Кaрдoзo в 1970 гoду ввeл этoт тeрмин для журнaлистики, утвeрждaя, чтo этим слoвoм нaзывaют тoгo ирлaндцa, который последним способен удержаться на ногах после сумасшедшей пьянки. Позже был определен главный принцип гонзо-журналистики: репортер не описывает событие, а сам становится этим событием.

Слишком много совпадений. В итоге: рехнувшийся ирландец, который создает событие. Такой сейчас только один, и это Конор Макгрегор. Ему совершенно необязательно вообще драться. Ему достаточно просто появляться. Потому что манера его появлений тянет на первые полосы и самые часто запрашиваемые тренды интернет-поисковиков.

Он абсолютно не стесняется следовать теории, что черный пиар — лучший пиар. Можно предположить, что все, что он делает, — это заранее прописанный сценарий. Даже если так, раньше не находилось человека, который даже за миллионы долларов был бы готов утонуть в скандальной грязи и играть эту роль. Макгрегор это с охотой делает. Поэтому в любом случае он гениален: либо пониманием того, как поднимать MMA на новый уровень, либо своей игрой.

5 апреля он переступил очередные рамки и ворвался на стадион, где проходил медиадень участников UFC 223. Вместе с командой он разбил окно автобуса, одного спортсмена госпитализировали с порезами, а всего три поединка турнира были отменены. Таким образом он, видимо, отвечал сразу на два вызова: во-первых, организация грозилась лишить его чемпионского пояса, а во-вторых, Хабиб Нурмагомедов днем ранее чуть не подрался с Артемом Лобовым, другом и спарринг-партнером Конора.

Наверное, это перебор. А с другой стороны, вид спорта, в котором центральным действием является узаконенное насилие, просто обречен на то, что насилие будет происходить и вне рамок закона.

Пострадали люди — это плохо. Но не сомневайтесь, Макгрегор способен выплатить штраф, который предусмотрен за эти деяния. Ущерб автобусу был нанесен на 8 тысяч долларов. Подсчитайте, сколько секунд Конору необходимо было выстоять в боксерском поединке с Флойдом Мейвезером-младшим, чтобы выплатить эти деньги, при условии, что за 30   минут он получил примерно 100   миллионов.

Имиджевые потери? Вы правда думаете, что UFC может что-то потерять в данной ситуации, когда все только и говорят о произошедшем? Это суровый и жестокий пиар в США, где умеют пользоваться такими ситуациями и которому у нас вряд ли когда-то научатся. Говорят, менталитет не тот. Но как-то несправедливо получается, что в Штатах бойцы и компании зарабатывают благодаря своему менталитету, а наши только теряют. Хотя вроде как не в деньгах счастье.

Хабиб Нурмагомедов и Конор Макгрегор когда-то неплохо общались. Фото: соцсети

UFC 223 лишился своего главного боя меньше чем за неделю до события. Хабиб должен был драться с Тони Фергюсоном, но уже в четвертый раз этот бой сорвался. На помощь пришел чемпион полулегкого веса Макс Холлоуэй. Казалось, что турнир теряет в своей актуальности и изначальных ожиданиях. Однако это не помешало президенту организации Дане Уайту пообещать, что это мероприятие способно побить рекорд по продажам платных трансляций (PPV). Таковой был установлен в ноябре 2016-го, когда Макгрегор нокаутировал Эдди Альвареса и стал первым в истории обладателем двух титулов. Хабиб, к слову, тоже там дрался и уничтожал Майкла Джонсона.

Так вот. Теперь надежды Уайта все ближе к реальности: каждый из нас будет сидеть и ждать, что этот ирландец способен выкинуть на этот раз. На тросе в окружении ФБР спустится прямиком в клетку? Въедет на стадион на красном «Феррари»? Какую еще провокацию этот отморозок оставил на сам турнир?! Окей, хотите узнать — купите трансляцию и смотрите.

Макгрегор создает событие. Он раскрутил турнир, в котором даже не принимает участия. Он его продал. И абсолютно плевать, сценарий это или его импровизация. Пипл хавает.

Более того, когда эмоции спадут и мы вспомним, что помимо шоу в этом бизнесе есть еще и спорт, то будем приятно удивлены. Как я уже говорил, по итогам боя между Нурмагомедовым и Холлоуэем сбывается либо российская, либо гавайская мечта. Победитель не просто становится чемпионом в легком весе, но и привозит турнир UFC к себе домой — либо в Россию, либо на Гавайи. Это два места, в которых организация уже давно планирует устроить свое мероприятие, но где пока так и не дебютировала.

Поэтому событие будет сделано либо исходя из того, что в России появился чемпион, либо из уважения ко второму в истории человеку, который завоевал два титула. Следующие действия максимально простые.

Противостояние Хабиба Нурмагомедова и Конора Макгрегора уже максимально раскручено: весь мир так и видит, как эти двое не просто поговорят на повышенных тонах в социальных сетях или потолкаются при встрече, но еще и наконец-то подерутся в клетке. Идеальный вариант для обоих спортсменов и организации.

В случае победы Макса — еще более продаваемая за рубежом афиша в виде их реванша с ирландцем, который однажды Холлоуэя уже бил. Только теперь у американца будет два чемпионских пояса и впервые можно будет сделать так, чтобы на кону стояли оба: Конор с огромным удовольствием одновременно постарался бы вернуть себе те пояса, которые у него отняли административным ресурсом. Потому что он их никогда не защищал.

Но все это будет уже потом. А сейчас по Бруклину ходят улыбающиеся дагестанцы, которые ищут Макгрегора. Его местонахождение известно: он в полицейском участке. Наверняка раздает автографы. В   это время число тех, кто обращает внимание конкретно на него и на смешанные единоборства в целом, растет бешеными темпами.

Индустрии, какими бы они ни были, поднимают только рехнувшиеся. Потому что это граничит с гениальностью. И потому что сумасшествие — единственное настоящее, что может быть в фанатиках своего дела. В   том, что Конор сумасшедший, нет никаких сомнений.