Теперь на юг: зачем немецкие секс-беженцы возвращаются в Россию

— Я сaм чeлoвeк вeрующий, прaвoслaвный, пoэтoму и пoзвaл иx к нaм, пусть oни увидят нe тoт свинaрник, в кoтoрый иx пoсeлили в Нoвoсибирскoй oблaсти, a дoбрoжeлaтeльную и гoстeприимную рoдину, — пoвeдaл «МК» глaвный инициaтoр пoвтoрнoгo пeрeeздa этoй русскo-нeмeцкoй сeмьи Влaдимир Пoлубoярeнкo, пoмoщник Упoлнoмoчeннoгo пo прaвaм чeлoвeкa в Стaврoпoльскoм крae, члeн Oбщeствeннoгo Сoвeтa Стaврoпoля.

Зaвтрa у Евгения Мартенса первое важное событие — пресс-конференция для журналистов всех российских и даже немецких изданий. На Ставрополье он, вместе с телевизионщиками из Берлина, прибыл утром во вторник, но пока что, уставший, отсыпается в машине. Что же ему снится?

Быть может, далекая Германия, где Мартенсы прославились как беженцы от «сексуальной грамотности»? Их дети не желали посещать уроки, на которых учат пользоваться презервативами даже невинных младшеклассников.

10-летняя дочь Мартенсов прогуляла одно такое занятие. После второго пропуска родителям вменили штраф, который те отказались платить. Из-за этого главу семьи арестовали. Третье и последнее предупреждение, и детей запросто бы могли отобрать насовсем, и тогда младших Мартенсов, не дай бог, отдали бы на усыновление какой-нибудь приличной гей-паре, чтобы навсегда выбить из их детских головок «порочное» родительское воспитание.

Короче, от всего этого Мартенсы, мал-мала меньше, бежали на историческую родину. По программе переселения соотечественников им выделили дом в районном центре Кыштовка, что на севере Новосибирской области. Обычная российская глубинка потрясла Мартенсов не меньше секс-уроков. Развалюха, в которой никто не жил 20 лет и где матрасы, на которых спали дети, брошены прямо на полу. Ободранные стены, земля вместо пола, туалет на улице. За водой ходили с ведрами к колодцу, баня — у соседей раз в неделю.

До Новосибирска «всего-то» 600 километров, ни коммуникаций, ни дорог, ни культурных мероприятий, да еще, как на грех, грянули лютые декабрьские морозы. Сердца у наших сограждан жалостливые, увидев ужас от такой новой счастливой жизни на лицах Луизы и Евгения, сельчане принесли им теплую одежду, кроличьи шапки, валенки. Простые деревенские бабы специально для переселенцев вязали без передышки носки, шарфы, варежки. А уж солений, варений, картошки, кедровых орешков и мяса диких зверей, которое добывали в тайге местные охотники, без проблем хватило бы на всю зиму

К тому же Мартенсам постоянно приходили посылки — от Москвы до Магадана. Жить бы да радоваться. Но то, что для русского — нормальное положение вещей, для немца — сущая смерть. Под запуск фермерского хозяйства, о котором так мечтал старший Мартенс, в банке давали кредит только под 25 грабительских процентов, он, было, попытался наладить производство деревянной мебели, но местным его столы и стулья оказались не нужны, а до железной дороги, где сбыт, надо ехать почти 200 километров. И Мартенсы не выдержали. Под предлогом того, что у него в Германии не все еще справки для переезда собраны, Евгений Мартенс вернулся домой, в Северную Вестфалию, а там и вся семья подтянулась обратно.

И тут же восторженные комментарии местных властей, которые те раздавали направо и налево, сменились проклятьями в адрес «беженцев в квадрате» и обвинениями их в корысти. Оказалось, что по программе переселения Мартенсам наше государство выдало 150 тысяч рублей и эти деньги переселенцы, удрав обратно в Германию, так и не вернули…

Выходило так, будто бы они чуть не специально разыграли этот спектакль с переездом, чтобы ограбить Российскую Федерацию аж на 2 тысячи евро.

И вот — неожиданный финал, Мартенсы опять возвращаются.

— Я считаю, что это было настоящее преступление — в первый раз поселить этих людей в нечеловеческих, свинских условиях, да еще заставить их там выживать, — говорит Владимир Полубояренко, инициатор нового переезда немецкой семьи в Россию. — Я сам — инвалид первой группы, общественник, когда я узнал, что с Мартенсами сделали в Новосибирской области, да еще и обвинив якобы в незаконном получении 150 тысяч, то пошел в банк, взял сам кредит и перевел в тамошнюю администрацию. Расплатился за Мартенсов… Просто разозлился очень, и даже и не думал, что эти деньги ко мне вернутся. Разве так можно вообще поступать с людьми?

Потом начались новые переговоры с Евгением Мартенсом. Не согласен ли он, вместо Новосибирской области, перебраться в теплый и плодородный Ставропольский край?

— Мы понимали, что не так-то просто человеку, которого уже раз обманули, снова поверить людям, — продолжает Полубояренко. — Поэтому пока Женя к нам приехал один, осмотреться, понять, что его здесь ждет. Мы не торопим его с решением, тем более, что он уже один раз, что называется, напоролся.

Для прославленных переселенцев уже подготовлен деревянный сруб на одном из горнолыжных курортов Ставропольского края. Этот дом семье не будет подарен, но они могут там жить и отдыхать, когда захотят. «По вместимости этот дом предназначен человек на 16», — говорят активисты переселения. Также у Мартенсов будет еще одно жилье в Ставрополье, которое уже готово их принять.

Евгению обещают, что его дети могут получать знания на родном для них немецком языке, к ним будут приходить учителя, а ему самому подыщут неплохую работу — земли на Ставрополье много, на всех фермеров хватит. «В крайнем случае он может работать у нас даже переводчиком с немецкого», — уверяют агитаторы «МК».

Сам же Евгений пока все карты не раскрывает. Да, он согласился еще раз прокатиться в Россию, и посмотреть, что же его может здесь ждать, но одно дело рекламный тур, а другое — ПМЖ.

В любом случае, серьезность своих намерений секс-беженец подтвердил тем, что в первый же день вернул долг в 150 тысяч рублей людям, которые за него поручились.